EN / RU

Выставка «Видео-дыры: I do not know what it is I am»

Участники
Партнеры

ВИДЕО-ДЫРЫ: I do not know what it is I am

Выставка

29 ноября — 20 января 2012
Открытие: 29 ноября, четверг, 19.00
Пресс-конференция: 29 ноября в 11.00
ЦВЗ «Манеж» (Москва, Манежная площадь, 1) цокольный этаж

Организаторы: Правительство Москвы, Департамент культуры города Москвы,
ГБУК г. Москвы «МВО «МАНЕЖ», Музей экранной культуры «МедиаАртЛаб»

Куратор, автор концепции: Ольга Шишко
Со-куратор
: Елена Румянцева

В ноябре Центр культуры и искусства «МедиаАртЛаб» открывает Музей экранной культуры в Большом Манеже. Новое пространство станет уникальной платформой для проведения выставок, показов, мультимедийных перформансов, своего рода интерактивной лабораторией, которая не только позволит представить основные этапы истории медиаискусства, но станет также оживленным центром творчества и образования.

Музей откроет свои двери экспозицией «ВИДЕО-ДЫРЫ: I do not know what it is I am» — попыткой перешагнуть границы восприятия реальности и увлечь зрителя в иные измерения. Девять работ видеохудожников при помощи языка видео — этого беспрецедентного канала трансляции состояний сознания, чувствования, восприятия — словно пытаются нащупать девять маршрутов, девять путей бесконечного поиска и блуждания человека во времени и пространстве, зачастую без определенных целей путешествия.

Каждый из авторов по-своему находит и приоткрывает некие зазоры в действительности, логические несоответствия и искажения. Используя видео в роли новой поэзии, один из участников, Гари Хилл представляет его как «попытку раздвинуть поверхности, которые снова смыкаются — но между ними на секунду приоткрывается черный зазор, как расширение зрачка или просто как вздох — изображениям также нужно дышать».

29 ноября в залах Музея экранной культуры «МедиаАртЛаб» зрителя ждут российские и европейские премьеры видео-арта, и не только. Это полиэкранная инсталляция Яспера Юста (Дания/США), видеофильм дуэта «Провмыза» (Россия), мистификацией в жанре «нуар» Яна Фудуна (Китай), а также новая работа Джулиана Розефельда (Германия). Новейшие произведения вступают в диалог с успевшими стать классикой работами Гари Хилла (США), Марины Абрамович (США/Сербия) и Улая (Германия), Тони Оуслера (США) и Тьерри Кунцеля (Франция).

Пространство выставки станет местом взаимопроникновения образов и смыслов, в нем переплетутся философский парадокс Жан-Поля Сартра «Я всегда не то, что я есть; и я всегда есть то, что не я» и визуальный парадокс Билла Виолы «Я не знаю, что такое я есть», погружающегося в поиски чего-то иного за границами современного прогресса. Художник открыл для себя пространство, в котором мир сна перетекает в мир яви и наоборот. Виола стремится не только преодолеть границы видения реальности, т.е. того, что может быть наблюдаемо физически, но также и превратить сам этот акт видения в интеллектуальный опыт.

Гари Хилл ищет не столько философские смыслы, сколько дыры в логике и зрительные пустоты. Он неоднократно отмечал в интервью, что не стал бы заниматься видео, если бы не почувствовал, что оно рождает новое, не видимое глазом, но ощущаемое телом пространство. Создавая то организованный хаос, то, наоборот, развеществленный порядок, художник работает с пространством парадоксов. На выставке будет представлена его работа «Слепая зона» (Blind Spot, 2003), снятом в алжирском квартале города Марселя.

Иной подход у Тони Оуслера — он заполняет возникающие пустоты созданием универсальных замкнутых миров, используя в качестве «рабочего» материала живую и неживую натуру. Причем собственное тело выступает в роли недостающего стыка между глазом и камерой. В работе «Одиночка» (The Loner, 1980) художник исследует отдельные части тела, вдыхая в них полноту жизни при помощи цвета и движения.

Группа «Провмыза» в работе «Вечность» (2011) создает чувство тревоги — художники окунают зрителя в многоуровневое пространство, где и окружающая реальность, и сам человеческий взгляд расслаиваются, и мы оказываемся на границе, в поисках мертвой точки. Метафорой Вечности выступает маленькая девочка, ментально противостоящая и сопротивляющаяся разрушающей силе и всегда побеждающая ее.

Беззвучные образы и время в «Белом десерте» (La Desserte Blanche, 1980) Тьерри Кунцеля незначительно, почти неуловимо изменяются. То, что мы видим, кажется вечно длящимся. Словно образы остановились во времени и замерли.

В своей работе «Шотт-эль-Джерид — портрет в тепле и свете» (Chott El-Djerid — A Portrait In Light And Heat, 1979) Билл Виола стремится не только перешагнуть границы восприятия реальности, т.е. того, что может быть наблюдаемо физически, но также и превратить сам акт видения в интеллектуальный опыт. На озере Чотт Эль-Джерид художник открыл для себя пространство, в котором мир сна перетекает в мир яви.

Видео Марины Абрамович и Улая (Уве Лейсипена) уносит нас на Восток, описывая духовные и аскетичные аспекты восточной культуры. Авторы представляют «живые картины», которые «исполняются» монахами и местными жителями. Та вневременная гармония, свидетельством которой стал «Город Ангелов» (City of Angels, 1983), возникла благодаря чувству единения между «духом места», звуковым рядом и участниками.

Возвращаясь на Запад, зритель оказывается в германских лесах четырехканальной видеоинсталляции Джулиана Розефельда «Мой дом — это темный и облачный край» (My home is a dark and cloud-hung land, 2011), исследующего связи среды обитания и человека, окружающего пейзажа и национальной мифологии. Автор раскрывает связи и взаимозависимость природного и индивидуального ландшафтов.

Яспер Юст экспериментирует с темой «всевидения» и «невидения» в работе «Этот безымянный спектакль» (This Nameless Spectacle, 2011). История о разъединении людей, о невозможности общения, об отчужденности разворачивается на двух гигантских панорамных экранах, стоящих друг напротив друга так, что зритель вынужден постоянно выбирать между одним и другим не имея возможности видеть все сразу.

Ян Фудун в своей работе «Ночной страж» (The Nightman Cometh, 2011) создает мифологическое иллюзорное пространство, которое он пытается трансформировать при помощи видеотехнологии. Сам Ян Фудун характеризует жанр фильма как «нео-реалистический». Это исторический театр, распахивающийся в современность.

Выставка «ВИДЕО-ДЫРЫ: I do not know what it is I am» станет логическим продолжением масштабной исследовательской работы и серии выставочных проектов «МедиаАртЛаб», посвященных изучению границ пересечения кинематографа и современного искусства (ЦСК «Гараж», 2011; Московский музей современного искусства, Ермолаевский переулок, 2011; Фонд культуры «ЕКАТЕРИНА», 2012).